triam_time (Роздильская Шварцер) (triam_time) wrote,
triam_time (Роздильская Шварцер)
triam_time

  • Mood:

Как Дед Абрам в Израиль собирался

Мой папа, а с появлением внуков его стали звать Дедом Абрамом,  засобирался в Израиль с первой волной эмиграции в шестидесятые. Тогда он ещё  был не дедом, а  отцом двух маленьких девочек. Тут мама начала громко плакать и кричать, что мы все станем предателями родины, и она этого не вынесет. Историческая родина одна,  жена Зоя у Абрама тоже была одна. И он притормозил. Зоя к этому времени пришла в себя и снова стала ангелом, каким и была по жизни. И они рука в руке продолжили идти к победе коммунизма неизбежной. Хоть папа и брыкался, и слушал по жёлтой спидоле всякие вражьи голоса. Следующий раз он собрался в Израиль уже в конце века.
Удивительное было время, со всё возрастающим ускорением, Никто толком не понимал, где, в каком месте временной оси  и каким образом кончится двадцатый и начнётся двадцать первый век. У каждого на этот счёт было собственное мнение. А Глобы - пророки, прониккновенно  смотрели из телевизора  и потрясали грядущими катаклизмами. Пророки и метеорологи стыда не имут. Им-то что, - вещай, что угодно, в конце-концов, когда-то и где-то всегда произойдёт что-то: дождь-град-гром-война, даже какого-нибудь света и конец. Их, Глоб, поспешанием обстановка стала на нашем глобусе нервозная и бесшабашная. Тогда мне представлялась орущая энергичная толпа в вытянутых трениках, с прискоком и визгом бегущая к арке с транспарантом: "Третье тысячелетие". На ходу они откупоривают железными зубами бутылки с водкой и пивом, наспех булькают ими, отбрасывают в сторону и бегут по осколкам дальше, роняя с ног тапки и башмаки, затаптывая упавших в стекло и грязь. В такой непонятный момент Дед Абрам и заявил, мол, хочу в Израиль, а то не успею. Нет, не насовсем, хоть одним глазком посмотреть. Мы его собрали, дали самое лучшее, у кого что было, и осмотрели со всех сторон. И как -то Деда не выглядел. Несмотря даже на кожаную кепочку внука Андрюшки, Да, Деда не выглядел особо импозантным. К этому времени он уже был  довольно старым и немного перекошенным. И, если в Донецке и так сойдёт, его тут все знают и любят,  то в Израиле нужно быть посимметричней. В Израиле Деду Абраму все родственники и друзья были страшно рады. Но не настолько, чтоб на несколько дней приютить одноногого и перекошенного старика. Ну и что же, что в Донецке они месяцами жили у Деда - Бабы, ну и что, что Деда им неоднократно что-то доставал, решал, проталкивал, улаживал. Так то же было в Донецке, а не в Израиле. Деду наглости не занимать. Он заявился к друзьям и, видя, что они скисли, радостно заявил: «Как же мне рада ваша собака!» Жалко, что в этой семье собака была лишена права голоса, хоть гавкала и громко. Вопрос с жильём и с экскурсионной программой решился неожиданно быстро. Ему оказались рады друзья друзей и прочие соседи. Тёплый и сердечный приём Деду устроила Любочка – одна из лучших подруг моей сестры Ленки. И всё было хорошо. Деда вернулся домой с яркими удивительными фотографиями, переполненный впечатлениями. Но какой-то тихий.
- Ну и как тебе там, - Спрашиваем.
- Как же там хорошо, - А потом вздохнул и выдохнул:
- Но сколько же там евреев!
            Но это ещё не конец. Через несколько дней Деда, как всегда, шёл на работу в институт.
И тут  его окликнул молодой парень:
- Абрам Яковлевич, это вы?
- Я.
- Я привёз вам кепочку, которую вы забыли в Израиле, - и юноша надел на голову Деда кожаную кепку моего сына Андрюши. Так были стёрты все следы пребывания Деда в Израиле. Так  стирает прибой чьи-то следы на песке...
                   Может только осталось лёгкое чувство неловкости у Дедушкиных Донецких Израильских друзей, которые посчитали очень хлопотным и опасным оставлять кривого и старого Деда у себя (а вдруг что?)  Но и эти следы  быстро исчезли. Ведь прошлое - это комок киноленты, который мы можем как угодно монтировать и сматывать. Многое вырезать и кое-что переснять. Так всегда было. Уверена, что и с памятью  друзей Деда  произошло то же самое. И в конце-кконцов, они переполнились чувством безграничного удовольствия за то хлебосольство и сердечность,с которыми принимали Деда Абрама в конце второго тысячелетия нашей эры в году 1999 от рождества Христова. Вскоре Дед Абрам и  правда умер, хоть и не собирался. За полчаса до смерти  ещё отчитывал своих научных сотрудников за нерасторопность. Как же хорошо, что он осуществил свою мечту! Как  же плохо, что так поздно. Но ничего, ведь теперь, я верю,  он может  путешествовать по любым  странам и планетам. Теперь, я верю, он может залетать и в  ЖЖ. Привет, Дед, я тебя вспоминаю.
Tags: родители
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments